Category: история

волна

6. Благостный лик мягкой экспансии

БРЫЗГИ ИЗ КИТАЙСКОЙ ИНФОСФЕРЫ: 他们关注什么

(ЛЮДИ-МОТИВЫ-ТРЕНДЫ-ФОРМАТЫ)

5. Благостный лик мягкой экспансии

#聊天时代  #ученьяради欲學 #文言文 

Нет под небом никого, кого бы я ненавидел.

Нет под небом никого, кого бы я любил.

Нет под небом никого, кого бы я не мог простить.

Буддистский наставник Цзин-Кун (Чистая Пустота)
Collapse )
волна

4. Не как у людей

БРЫЗГИ ИЗ КИТАЙСКОЙ ИНФОСФЕРЫ: 他们关注什么

(ЛЮДИ-МОТИВЫ-ТРЕНДЫ-ФОРМАТЫ)

4. Не как у людей

#全民上网时期 #聊天时代 #ктоестькто #名嘴 #网红 

Знаковый продукт:

《晓说》, букв. «Сяо говорит» (англ. «Morning Call») 

Канал 晓说 на платформе Юку 优酷 (более 700 000 подписчиков, более 2 млрд. просмотров). https://i.youku.com/i/UNDE2NDE1Nzg4?spm=a2hzp.8253869.0.0

«Сшитое на заказ» ток-шоу — первое в КНР полностью авторское, полностью свободное от предварительной цензуры, ток-шоу от знаменитости. Его взгляд на то, что ему интересно, около 40-ка минут раз в неделю.

март 2012—2014, 2017— 

Ведущий: 高晓松 (р. 1969) — автор песен в стиле «студенческий фолк-рок», музыкальный продюсер, режиссер, писатель

Текст заставки в 2013г.: 

В дороге уже 44 года, но в направлении — не одном и том же. В одежде предпочитаю черный, а сердцем все также юн. Паспорт — на 48 страниц, но каждая остановка стоит похвалы на тысячи листов. Путешествий — на 10 тысяч ли, при разнице во времени — максимум один день. Фактов мира – на тысячелетия, а на объяснение — мгновение. В 2013-м мир по-прежнему велик, настолько велик, что может быть «Сяо шо».

“路,走了44年,方向却不止一边。行装,偏爱黑色,内心,却仍是此间少年。护照,48页,但每个终点都值得赞颂千篇。旅程左右万里,时差却最多一天。世事,上下千年,却偏要说出瞬间。2013,世间依旧很大,大到可以《晓说》”。

1) май 2012 — первый вариант заставки про дорогу; 2) августа 2012 — появляется веер, ставший неизменным атрибутом; 3и4) 2013 г. и 2018 — заставки с дорогой в 44 года и 49 лет.

 Этапы жизни

Collapse )
волна

1. Долгожитель медийного пространства

БРЫЗГИ ИЗ КИТАЙСКОЙ ИНФОСФЕРЫ: 他们关注什么

(ЛЮДИ-МОТИВЫ-ТРЕНДЫ-ФОРМАТЫ)

1. Долгожитель медийного пространства

 #聊天时代 #апоговорить #名嘴 

Сводка

《锵锵三人行》, букв: «Звучно втроем идем» (анг. Behind the Headlines with Wen Tao).

Кабельное ТВ «Феникс»  (Гонконг)

«Три рта в кадре» — минималистичное несценарное получасовое ток-шоу на троих

Апрель 1998 — сентябрь 2017 (19 лет)

Август 2017 — 5000 выпусков

Ведущий: Доу Вэньтао 窦文涛

«Я считаю, что то, что я говорю — я обслуживаю разговоры, уже 20 лет этим занимаюсь, и точно не признаюсь ни в каких точках зрения, ведущий — это просто официант в разговоре, у него нет никаких так называемых точек зрения».

Веселая ностальгия

Collapse )
волна

Шедевр

 
«Предисловие к «Беседке орхидей» (Лань тин сюй),
Ван Сичжи (303-361)
экземпляр периода Шэнь Лун
бумага, музей Гугун, Пекин

В девятый год правления под девизом Вечная Гармония при императоре Му-ди, династия Цзинь (353 г.) третьего дня третьего лунного месяца, то есть на праздник «очистительных молений», 42 ученых мужа собрались в Беседке орхидей в Шаньине на роскошный банкет. Ритуальные возлияния сопровождались стихотворчеством, а Ван Сичжи тогда же набросал предисловие к будущему сборнику стихотворений. Импровизированная поэтическая антология не оставила заметного следа в истории литературы, зато черновик предисловия стал драгоценностью всех каллиграфов и любителей каллиграфии как недосягаемый образец свободного стиля, позже названного синшу, «ходовым письмом». По праздничной дате написания произведение получило в традиции известность как «пропись молений» (ци те).

Первый танский император Тай-цзун (627-649 годы правления) по имени Ли Шиминь, помимо прочих достоинств, позволивших ему стать основателем великой династии, был ценителем творчества Ван Сичжи. Когда к нему попала древняя рукопись предисловия, правитель велел снять с нее точную контурную копию в нескольких экземплярах для последующего вручения особо отличившимся представителям высшей знати и чиновничества. Кроме того, лучшие каллиграфы династии Тан (618-907) уровня Оуян Сюня и Чу Суйляна также сделали собственные копии.
Оригинал был погребен вместе с Ли Шиминем, не нашедшем в себе силы расстаться с шедевром, а приводимый здесь свиток относится «Танским копиям Беседки Орхидей» и называется экземпляром Шэнь Лун, поскольку на нем стоит печать императора Чжун-цзуна, правившего в 684 году под девизом Шэнь Лун, или «Божественный Дракон». Это лучшая из контурных копий Тай-цзуна. На ней почти чудесным образом переданы поднятия и опускания кисти, ци туши – то густой, то водянистой, заполненность столбцов – то плотную, то разреженную, вариативность написания черт и иероглифов, никогда не повторяющихся - вся гамма неисчерпаемого разнообразия свободы выражения.

Именно об этом свитке писал гениальный сунский каллиграф Ми Фу (1051-1108)
Динамика кончика кисти исполнена энергии и экспрессии, густота и разреженность естественные как облачная дымка, превращения причудливо многообразны.

Благодаря этому поразительному богатству фактуры при чистоте и точности линий Ван Сичжи до сих пор считается в Китае величайшим каллиграфом всех времен, а влияние «Предисловия к «Беседке орхидей» на последующие поколения трудно переоценить.

***
В сообществе ru_shufa  любопытствующие могут  прочитать перевод:
http://community.livejournal.com/ru_shufa/tag/%D0%92%D0%B0%D0%BD+%D0%A1%D0%B8%D1%87%D0%B6%D0%B8. Сам текст ничего особого с точки зрения китайской словесности не представляет и не сохранился бы (и не то теряли), если бы не оказался шедвером каллиграфии.  
По этой же ссылке есть сюжет о самом произведении, но детали как всегда не совпадают и приведен только фрагмент работы. Поэтому решила таки выложить свою старенькую зарисовку без изменений. 
Скан из альбома, где середина изображения приходится на стык страниц, и там слегка искажено. В зависимости от дизайна вашего журнала может разделяться на части, Если кликнуть на линк или "оставить комментарий", будет видно слитно.   
волна

Надпись о движении ци 《行气铭》

«Надпись о движении ци» (Син ци мин) вырезана на нефрите в конце V начале IV веков до н.э., это самый ранний цигунский текст из дошедших до наших дней.



Набалдашник посоха. Высота 5,2 см., диаметр 3,4 см. Из находок 1975 года в Мавандуе. В настоящее время в коллекции Тяньцзинского исторического музея. Зеленый нефрит с серо-черными пятнами в форме 12-гранного пустотелого цилиндра. На каждой из 12-ти граней вырезано по три иероглифа сверху вниз, всего 36 штук, описывающих принципы «движения ци» (син ци 行气). 

Движение ци:
Когда поглощается — накапливается,
когда накапливается — растягивается,
когда растягивается — опускается,
когда опускается — фиксируется,
когда фиксируется — закрепляется,
когда закрепляется — зарождается,
когда зарождается — растет,
когда растет — возвращается,
когда возвращается — в Небо. 

Небо, его корень находится вверху,
Земля, ее корень находится внизу.
Когда идет по потоку — жизнь,
когда вспять — смерть.


 

行气,深则蓄,蓄则伸,伸则下,下则定,定则固,固则萌,萌则长,长则退,退则天。天几舂在上;地几舂在下。顺则生;逆则死。 

От поглощения до фиксации — это вдох, путь ци до нижней части живота. От закрепления до возвращения в Небо — это выдох, путь ци от нижней части живота до макушки головы, а фиксация- закрепление — это переход от вдоха к выдоху. А вторая часть описывает противоположные состояния Неба и Земли, то есть крайние точки вдоха и выдоха. 

***
Я использовала слегка отличную реконструкцию текста Collapse )
волна

Проблема3. Прямолинейность современного китайского

Продолжаю выкладывать переводик из сети от неизвестного китайского лица с инком Одиночка (Дуцзя) на тему
ПОЧЕМУ НА СОВРЕМЕННОМ КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ ПИСАТЬ ХОРОШИЕ СТИХИ

Проблема3. По сравнению с древним китайским современный китайский язык слишком прямолинеен

Древний китайский язык совершенен ,он чрезвычайно гибок отношении грамматики , и еще больше свободы допускает в плане словоупотребления — одно и то же слово может в нем выступать в качестве и глагола, и существительного, и прилагательного, а запретов на сочетания иероглифов друг с другом почти не существует. По форме классический китайский язык сжат и лаконичен, а по смыслам и оттенкам значения богат и разнообразен . Он в полной мере обладает очарованием неизъяснимости, когда «слова закончились, а смысл неисчерпаем» (言有尽意无穷). Но современный китайский язык совсем другой — он более прямолинеен, и к тому же накладывает множество грамматических ограничений. Приведу в качестве примера двустишие:
С облаками сердце уносится вместе вдаль
В вечности ночи с луною одно одиночество.
片云心共远,永夜月同孤
Пянь юнь синь гун юань
Юн е юэ тун гу
Как это переводится на современный китайский? «Плывущие облака летят вдаль, унося с собой мое сердце; Долгою ночью луна также одинока, как и я» (“飘渺的云彩飞向远方,也带走了我的心;在漫长的夜晚月亮同我一样孤独”). Но древнекитайский вариант допускает два понимания: «одиночество» (гу 孤) можно понимать также как «я» (во 我), так как вплоть до конца династии Хань (3 в. н.э.) гу могло означать «я», «сам», и только к династии Тан (7 в. н.э.) использование гу (наряду с гуа) в качестве местоимения первого лица стало прерогативой императоров. И тогда вторую строку можно понимать, как «долгой ночью лишь луна вместе со мной» (“漫长的夜晚只有月亮陪同着我”),и этот смысл, конечно, прекраснее. Десять простых иероглифов не только описали ощущение одиночества, изоляции, характерное для китайской интеллигенции, но и передали дух единства Человека и Неба, присущий китайской культуре. На современном китайском подобной степени выразительности достичь очень трудно...

Продолжение следует.
волна

ЧУСКИЙ БЕЗУМЕЦ ЦЗЕ ЮЙ - 楚狂接舆



В своей автобиографии Лу Юй, еще не ставший тогда «божеством чая», писал: «…Чусцы говорили друг другу, что Лу-цзы — это не иначе как сегодняшний Цзе Юй». Причисляли Лу Юя к безумцам, потому как в своем отшельничестве в Тяоси он «часто на лодчонке отправлялся в горный монастырь, имея при себе лишь головную повязку, плетеные сандалии, холщовую накидку да короткие штаны, постоянно в одиночестве ходил он по диким местам, распевая буддистские каноны и декламируя древние стихи, посохом ударял по деревьям и рукой мутил потоки воды, умиротворенно бродил с утра до заката, а когда наступали сумерки и обрывали его занятия, рыдая в голос возвращался».


Без чуского безумца Китай невозможен.


Зовут его Цзе Юй, а может и Цзеюй, а может это, вообще, официальное прозвище, а фамилия тогда – Лу, имя Тун. Значит Лу Тун, или официально Лу Цзеюй, а может их и несколько было, чусская земля, родина колдунов-у и шаманок-по, щедра на безумных.


До того как он сменил имя и фамилию, чтобы избавиться от докучливого чусского правителя, желавшего дорого купить его мудрость, и отправился с супругой на пару-тройку сотен лет потшельничать в горах Эмэйшань, случилось ему повстречаться с Конфуцием. Это столкновение на дороге точно отображено в «Беседах и суждениях» (Лунь-юй). Цзе Юй шел мимо и распевал: «Феникс! Феникс! Что Дэ так обветшало! Прошлого нельзя воротить, будущее можно ли исправить? Хватит! Хватит! Гибельно заниматься политикой ныне!» Кун-цзы, который себя видел именно советником при подходящем правителе и как раз направлялся к чускому вану, потрудился слезть с повозки для беседы. Но ее не состоялось, Цзе Юй прошел мимо. У Чжуан-цзы, предпочитавшего документальному жанру притчу, эта история подается с большим количеством слов в более художественной аранжировке, но с тем же исходом.


Конфуций, конечно, не принял бы позицию Цзе Юя (поэтому и говорить было не о чем), но, по крайней мере, он смог его понять и оценить. Мудрецы прозрачны друг для друга. Для большинства остальных они становятся либо кумирами, либо безумцами. В первой главе «Чжуан-цзы» приводится рассказ о состоявшемся разговоре. Цзянь У сообщает Лянь Шу, как он напуган пустословием Цзе Юя: «его речи, будто Млечный Путь, беспредельны». А говорил чуский сумашедший всего лишь об отшельнике с горы Гушэшань, о себе подобном, практически о своем собственном будущем. Так он и остался в памяти культуры — то ли безумец, то ли святой, ведь, как показывает практика, тот, который «не в Пяти Переходах, вышедший за пределы трех миров», востребован всегда и везде.


***Древнее царство Чу находилось на территории современной провинции Хунань.